Показать сектор газа альбомы

Я кинулся за ней следом, потерял равновесие и упал.

Хотя в этом плане годнота шла до года, и вина в этом нового режиссёра Окерлунда, и Раммов, которые его вновь и вновь приглашали который снял 4 однообразных клипа-перфоманса. Но несмотря на то, что швед был выкинут на мороз но, сцуко, опять вернувшийся, чтобы снять новый лайв-DVD , другой режиссёр, до этого снявший тройку годных клипов для группы, снял чуть меньшее УГ , благодаря срачу режиссёров, о котором изложено здесь.

В общем в плане клипов у группы последнее время плохо. Мы не очень хорошо знаем этих ребят и вовсе не являемся поклонниками их музыки. Но возможно, мы являемся фанатами того, как они воплощают свои идеи. Universal Music прислала песню, которую они предложили для создания ремикса. Оригинал нам показался паршивым, но мы решили — почему бы и нет? Убедитесь в этом сами, я думаю, вам понравится. А оригинальная версия меня не устраивает.

Как сказано выше, с музыкой у немцев всё очень плохо. Во-вторых, за просто огромное количество плагиата и самоплагиата. Единственное, что не вызывает нареканий, так это ударные, в которых с каждым новом альбомом чувствуется, что скилл ударника прокачивается, что радует, так как он единственный кто за 20 лет игры в Раммштайне учится чему-то новому. Шнайдер смотрит с прищуром и как бэ намекает , а Пауль смотрит на тебя, как на фаната.

Так уж исторически сложилось, что бравые арийцы , исповедующие коммунизм не имея великорусского характера , пытались безуспешно нагибать систему различными способами. Кто-то занимался прыжками через стену , а кто-то лабал панк. Причины ухода в пятую колонну были у всех разные, но все нагибаторы сходились в одном: Так же считал и Тилль, в бывшем будучи пловцом и успев побывать на загнивающем западе.

Получив пизды за то, что съебался из отеля, чтобы искать секс-шопы , а следом получив травму на соревнованиях, не умея практически нихуя основал свою группу, где пытался насиловать бас. Поняв, что ниасилит, сел за барабаны. Разумеется, группа объебосов мало кому нужна была, поэтому была постоянная текучка. Таким образом в группу попал Рихард, с которым Тиллька быстро скорешился, так как детство у них было схожее, да и ещё у Рихарда было две сторонних группы и это было возможностью познакомиться с тусовкой.

Набирая авторитет, по-причине бесконфликтности и имения собственной хаты, где можно было бухать и ебаться , Рихард предлагает Тиллю создать новую группу, в которой последний станет вокалистом. Охуев от такого расклада и немного выпив, Линдеманн даёт согласие, посылает КЕМ своё старое детище и основывается сабж. Ребята переманивают ударника из одной из групп Круспе, и попутно находят басиста, который сначала посылает всех нахуй, узнав, что не умевший петь Тилль станет вокалистом, но потом всё же ломается.

Внезапно, новоиспечённая группа узнаёт о Берлинском конкурсе молодых исполнителей и каким-то чудом его выигрывает. Призом было получение права записи на нормальной студии и тут ребятки поняли, что чего-то не хватат , в результате чего было принято решение позвать ещё одного гитариста и клавишника которые в бывшем участники популярной в ГДР панк-группы, но после сноса стены и захлестнувшей западной музыке остались не у дел.

Но всё закончилось хэппи-эндом, начали попадаться халтурки, записываться демки и завертелось. Звучание, по словам участников, нашлось не сразу, но анонимус заявляет, что это пиздёж , и формулу успешной группы Раммы поняли заранее. О названии задумались только во время подписания контракта. Дебютный альбом вышел в , назвался Herzeleid Сердечная боль и стал каноничным.

Весь альбом состоял из рассказов про секс, трупы, кровь, говно и прочие радости жизни. Сей парад веселья разбавляется лирической песенкой посередине, но потом градус пиздеца опять возрастает. Что мне было делать? Синебарс — животное редкое, и мне самому придется ехать с ним в музей и там смотреть, чтобы синебарс кого-нибудь бы не искусал.

Я отключил видеофон, и тут же прозвучал звонок в дверь. За дверью стоял беленький мальчик в оранжевом костюме венерианского разведчика, с эмблемой первопроходчика Сирианской системы на рукаве. В общем, ей надо вернуть в школу одну потерянную вещь. Я вам ее даю, но никому ни слова. Не успел я вернуться в кабинет, как в дверь снова позвонили. За дверью обнаружились две девочки.

Они протянули мне два одинаковых кошелька и убежали. В одном кошельке лежали четыре золотые монеты, старинные монеты из чьей-то коллекции. В другом — три чайные ложки. Ложки оказались, правда, не золотыми, а платиновыми, но догнать девочек я не смог. Еще один самородок рука неизвестного доброжелателя подкинула в почтовый ящик.

Потом приходил Лева Званский и пытался всучить мне маленькую шкатулку с алмазами. Потом пришел один старшеклассник и принес сразу три самородка. Алиса еле вытащила из сумки самородок. По виду в нем было килограммов шесть-семь. Он всех своих знакомых обзвонил, когда узнал, в чем дело. И еще накормил меня обедом, так что я не голодная. Тут Алиса увидела разложенные на столе самородки и прочие золотые вещи, скопившиеся за день в нашем доме.

Я нахмурился, но в этот момент в стене звякнуло приемное устройство пневматической почты. Я открыл люк и достал пакет с самородком из Минералогического музея. Фридман выполнил свое обещание. На следующее утро мне пришлось проводить Алису до школы, потому что общий вес золотого запаса в нашей квартире достиг восемнадцати килограммов. Алису я почти не видел. Во-вторых, надо было запастись лекарствами, продуктами, фильмами, чистой пленкой, аппаратами, диктофонами, софитами, микроскопами, гербарными папками, записными книжками, резиновыми сапогами, счетно-вычислительными машинами, зонтиками от солнца и дождя, лимонадом, плащами, панамами, сухим мороженым, автолетами и еще миллионом вещей, которые могут понадобиться, а могут и не понадобиться в экспедиции.

В-третьих, раз уж мы по дороге будем опускаться на научных базах, станциях и разных планетах, надо взять с собой грузы и посылки: На Земле и других планетах командую экспедицией я, профессор Селезнев из Московского зоопарка. То, что я профессор, совсем не значит, что я уже старый, седой и важный человек. Так получилось, что я с детства люблю всяких животных и никогда не менял их на камни, марки, радиоприемники и другие интересные вещи.

Когда мне было десять лет, я пришел в кружок юннатов в зоопарке, потом кончил школу и пошел в университет учиться на биолога. А пока учился, продолжал каждый свободный день проводить в зоопарке и биологических лабораториях. Когда я кончил университет, то я знал о животных столько, что смог написать о них свою первую книжку. В то время еще не было скоростных кораблей, которые летают в любой конец Галактики, и потому было мало космических зоологов.

С тех пор прошло двадцать лет, и космических зоологов стало очень много. Но я оказался одним из первых. Я облетел множество планет и звезд и незаметно для себя самого стал профессором. Мы с ним встречались и раньше, на далеких планетах и научных базах. Он часто бывает у нас дома и особенно дружит с Алисой.

Полосков совсем не похож на отважного космонавта, и когда он снимает форму капитана-звездолетчика, то его можно принять за воспитателя в детском саду или библиотекаря. Полосков невысокого роста, беленький, молчаливый и очень деликатный. Но когда он сидит в своем кресле на мостике космического корабля, он меняется — и голос становится другим, и даже лицо приобретает твердость и решительность.

Полосков никогда не теряет присутствия духа, и его очень уважают в космофлоте. И если бы не Алиса, никогда бы мне Полоскова не уговорить. Это мужчина большого роста, с пышной рыжей бородой. Он хороший механик и раз пять летал с Полосковым на других кораблях. Главное для него удовольствие — копаться в двигателе и что-нибудь чинить в машинном отделении. Это вообще-то отличное качество, но иногда Зеленый увлекается, и тогда какая-нибудь очень важная машина или прибор оказываются разобранными именно в тот момент, когда они очень нужны.

И еще Зеленый — большой пессимист. Например, он прочитал в какой-то старинной книге, что один купец порезался бритвой и умер от заражения крови. Хотя теперь на всей Земле не найти такой бритвы, чтобы порезаться, и все мужчины смазывают утром лицо пастой, вместо того чтобы бриться, он на всякий случай отпустил бороду. Когда мы попадаем на неизвестную планету, он сразу советует нам улететь отсюда, потому что зверей здесь все равно нет, а если есть, то такие, что зоопарку не нужны, а если нужны, то нам все равно их не довезти до Земли, и так далее.

Но мы все привыкли к Зеленому и на его воркотню внимания не обращаем. А он на нас не обижается. Четвертым членом нашего экипажа, если не считать кухонного робота, который вечно ломается, и вездеходов-автоматов, была Алиса. Она, как известно, моя дочь, кончила второй класс, с ней всегда что-нибудь случается, но все ее приключения пока кончались благополучно. Алиса полезный в экспедиции человек — она умеет ухаживать за зверями и почти ничего не боится.

Ночью перед отлетом я спал плохо: Когда я встал, Алиса была уже одета, как будто и не ложилась спать. Мы спустились к автолету. Вещей с нами не было, если не считать моей черной папки и Алисиной сумки через плечо, к которой были привязаны ласты и гарпун для подводной охоты. Утро было холодное, зябкое и свежее. Метеорологи обещали дать дождь после обеда, но, как всегда, немного ошиблись, и их дождь вылился еще ночью.

На улицах было пусто, мы попрощались с нашими родными и обещали писать письма со всех планет. Автолет не спеша поднялся над улицей и легко полетел к западу, к космодрому. Я передал управление Алисе, а сам вынул длинные списки, тысячу раз исправленные и перечеркнутые, и принялся их изучать, потому что капитан Полосков поклялся мне, что, если не выкинуть по крайней мере три тонны груза, мы никогда не сможем оторваться от Земли.

Я не заметил, как мы долетели до космодрома. Алиса была сосредоточенна и как будто о чем-то не переставая думала. Она так отвлеклась, что опустила автолет у чужого корабля, который грузил поросят на Венеру. При виде опускающейся с неба машины поросята прыснули в разные стороны, сопровождавшие их роботы бросились ловить беглецов, а начальник погрузки изругал меня за то, что я доверяю посадку маленькому ребенку.

В нем были вместительные трюмы, и он уже послужил и геологам и археологам, а теперь пригодился и зоопарку. Полосков ждал нас, и не успели мы поздороваться, как он спросил:. Вы представляете, каково ему будет не получить никакого подарка ко дню рождения? Коля так любит тортики!

И стереопленочка, на которой изображено, как его сынок, а мой внучек учится ходить. Я посмотрел, где Алиса. А с Луны будет легче стартовать. Краем глаза я посматривал, куда делась Алиса, и потому обратил внимание и на бабушку с посылочкой. Бабушка стояла в тени корабля и тихо спорила с роботом-погрузчиком.

За бабушкой возвышалась сильно перегруженная автотележка. Я никуда не лечу! Бой с бабушкой продолжался полчаса и кончился победой Полоскова. Тем временем я прошел в корабль и приказал роботам снять с борта апельсины и гарнитур орехового дерева. Наконец к двенадцати часам мы закончили перегрузку.

Мы еще раз проверили с Полосковым вес груза — получился резерв в двести килограммов, так что можно было спокойно подниматься в космос. Полосков вызвал по внутренней связи механика Зеленого. Механик сидел у пульта управления, расчесывал свою рыжую бороду. Полосков наклонился к самому экрану видеофона и спросил:.

На Луне сегодня футбольный матч на кубок Галактического сектора: Земля — планета Фикс. Им и на Луне нелегко придется. Чтобы отправить всех желающих, мне нужно восемь кораблей. Не представляю, что делать. А заявки все поступают. Проверим, нет ли перегрузки.

У меня приборы перед глазами. Мы не можем терять время. С какого трюма начнем? На экране показался зал ожидания. У справочного бюро толпились люди. Среди них я узнал несколько знакомых лиц. Откуда они мне знакомы? Я узнал наконец людей, которые собрались у справочного бюро: Что же получается — я погляжу, а они нет? Нет — летим без тебя. Еще через шесть они все уже стояли, страшно огорченные и печальные, у корабля, и к ним от здания космодрома бежали мамы, папы и бабушки.

Я до сих пор не понимаю, как Алисе удалось их разместить на борту, а нам — ни одного из них не заметить. Они-то будут на стадионе, а наши вторые классы — нет. Я не оправдала доверия товарищей. Ты во всем виноват. Да и что бы сказали обо мне их родители? В конце двадцать первого века? Громадный зал ресторана был почти полон.

Я остановился неподалеку от входа, отыскивая место, и услышал знакомый громовой голос:. За дальним столом восседал мой давнишний приятель Громозека. Я не виделся с ним лет пять, но ни на минуту о нем не забывал. Когда-то мы были очень дружны, а началось наше знакомство с того, что мне удалось спасти Громозеку в джунглях Эвридики.

Громозека отбился от археологической партии, заблудился в лесу и чуть не попал в зубы Малому дракончику — злобной твари в шестнадцать метров длиной. При виде меня Громозека спустил на пол свернутые для удобства щупальца, в очаровательной улыбке разинул свою полуметровую пасть, дружески потянулся мне навстречу острыми когтищами и, набирая скорость, ринулся в мою сторону.

Какой-то турист, никогда раньше не видевший обитателей планеты Чумароз, взвизгнул и упал в обморок. Но Громозека на него не обиделся. Он крепко обхватил меня щупальцами и прижал к острым пластинкам на своей груди. Я уже собрался лететь в Москву, чтобы тебя повидать, и вдруг — глазам своим не верю Тут моего друга посетила печальная мысль, и, будучи очень впечатлительной особой, Громозека оглушительно застонал, и дымящиеся едкие слезы покатились из восьми глаз.

Он, расчувствовавшись, выпустил из ноздрей четыре струи едкого желтого дыма, окутавшего ресторан, но тут же взял себя в руки и объявил:. Мы вышли в холл, где Громозека занял целый диван, а я притулился рядом с ним на стуле. Робот принес нам вино и валерьянку, бокал для меня и литровую банку для чумарозца. Чтобы не сглазить, он провел четыре раза хвостом у правого глаза и сказал шепотом: Да что я все о себе да о себе!

Ты мне лучше о своем маршруте расскажи. Времени много — три месяца, корабль вместительный. Малый дракончик уже есть в Московском зоопарке, а Большого дракончика, к сожалению, еще никто не смог поймать. Хотя бы потому, что его дневной рацион — четыре тонны мяса и бананов. Приятно сидеть со старым другом, никуда не спешить.

Старушка-туристка в лиловом парике, украшенном восковыми цветами, подошла к нам и робко протянула блокнот. И вообще — землянкой раньше называли первобытное жилье, выкопанное в земле. Сейчас же догоню ее и перепишу автограф. Я не стал разубеждать друга. Я подозревал, что старушка никогда в жизни не встречалась ни с одним из космоархеологов. Просто ее поразил облик моего друга.

Громозека наклонился ближе, положил мне на плечо тяжелое, горячее щупальце, расправил блестящие пластинки на круглом, словно небольшой воздушный шар, животе и начал:. Раньше у нее даже названия не было — только цифровой код. Теперь космонавты зовут ее планетой имени Трех Капитанов. Там на ровном каменном плато возвышаются три статуи.

Поставлены они в честь трех космических капитанов. Это были великие исследователи и отважные люди. Один из них был родом с Земли, второй — с Марса, а третий капитан родился на Фиксе. Рука об руку эти капитаны проходили созвездия, снижались на планетах, на которых снизиться невозможно, спасали целые миры, которым грозила опасность.

Это они первыми одолели джунгли Эвридики, и один из них подстрелил Большого дракончика. Это они отыскали и уничтожили гнездо космических пиратов, хотя пиратов было вдесятеро больше. Это они опустились в метановую атмосферу Голгофы и отыскали там философский камень, потерянный конвоем Курсака. Это они взорвали ядовитый вулкан, грозивший истребить население целой планеты.

Об их подвигах можно говорить две недели подряд Первый капитан всегда любил грандиозные планы. И когда узнал, что решено перетащить Венеру подальше от Солнца и изменить период ее вращения, для того чтобы люди смогли ее заселить, он тут же предложил свои услуги проекту. И это славно, потому что ученые решили превратить Венеру в громадный космический корабль, а нет человека в Галактике, который бы лучше первого капитана разбирался в космической технике.

Третий капитан полетел в соседнюю галактику и вернется через несколько лет. Так я хочу сказать, что капитаны встречали множество редких, чудесных зверей и птиц. От них наверняка остались какие-то записки, дневники. Рядом с монументами, возведенными благодарными современниками по подписке, проведенной на восьмидесяти планетах, есть лаборатория и мемориальный центр.

Там постоянно живет доктор Верховцев. Он знает о трех капитанах больше всех в Галактике. Если заедешь туда — не пожалеешь. Ты сам мне жаловался, что она плохо влияет на сердце. На какое-то из них валерьянка влияет очень пагубно. Но я никак не могу понять, на какое. Мы еще целый час вспоминали старых знакомых и приключения, которые нам пришлось пережить вместе. Вдруг дверь в холл распахнулась, и появилась толпа людей и инопланетчиков.

Они несли на руках футболистов сборной Земли. Играла музыка, раздавались веселые крики. Теперь встреча на нейтральном поле! В мешках из-под картошки. Так им и надо! Я не дам ее в обиду! Она, к счастью, не очень испугалась. Но куда сильнее испугался механик Зеленый. Он в тот момент вошел в холл и вдруг увидел, что Алиса бьется в щупальцах громадного чудовища. Меня Зеленый даже не заметил. Он бросился к Громозеке, размахивая рыжей бородой, как знаменем, и с разбегу врезался в круглый живот моего друга.

Громозека подхватил Зеленого свободными щупальцами и посадил на люстру. Потом осторожно опустил Алису и спросил меня:. Я вспомнил, что мне надо до конца рабочего дня побывать на базовом складе. И, лукаво подмигнув Алисе, Громозека, пошатываясь, удалился в сторону шлюза. По холлу волнами расходился запах валерьянки. Зеленого мы сняли с люстры с помощью футбольной команды, а на Громозеку я немного обиделся, потому что мой друг хоть и талантливый ученый и верный товарищ, но плохо воспитан, и его чувство юмора иногда принимает странные формы.

А оттуда — прямым ходом в сектор , на базу имени Трех Капитанов. Как только мы опустились на металлический настил посадочной площадки, которая зашаталась под грузом корабля и в щели между полосами брызнула рыжая гнилая вода, они лихо подкатили к нам на вездеходе. Из вездехода вышли три добрых молодца в красных кафтанах, надетых поверх скафандров.

За ними последовали еще три космонавта в роскошных сарафанах, также надетых поверх скафандров. Молодцы и молодицы несли хлеб-соль на блюдах. А когда мы сошли на мокрые металлические полосы космодрома, они надели нам на шлемы скафандров венки из местных пышных цветов. В нашу честь в тесной кают-компании базы разведчиков был приготовлен торжественный ужин. Нас угощали консервированным компотом, консервированной уткой и консервированными бутербродами.

Алиса была главным гостем. Все разведчики — люди взрослые, их дети остались дома — на Марсе, на Земле, на Ганимеде, и они очень соскучились без настоящих детей. Алиса отвечала на всякие вопросы, честно старалась казаться глупее, чем она есть на самом деле, а когда вернулась на корабль, пожаловалась мне:.

На следующий день мы передали разведчикам все грузы и посылки, но, к сожалению, оказалось, что на охоту за местными зверями они нас пригласить не смогут: Мне приходилось слышать о разных рептилиях Арктура, но с головастом я еще не встречался. Часа через два разведчики принесли большой аквариум, на дне которого дремали метровые головасты, похожие на гигантских саламандр.

Потом разведчики втащили по трапу ящик с водорослями. Точнее сказать не могу, — ответил начальник разведчиков. Как раз месяц назад он здесь был. И должен вам сказать, он большой чудак. Я об этом его и спросил. Оказывается, он пишет сейчас книгу о подвигах трех капитанов, документальный роман, и не может продолжать работу, не зная, как устроен этот корабль.

Это были удивительные корабли! Приспособленные для всевозможных неожиданностей. Дайте нам, пожалуйста, координаты его базы. И не забудьте перенести головастов в бассейн. Перед тем как лечь спать, я решил осмотреть головастой. Оказалось, что их сходство с саламандрами только внешнее. Они были покрыты твердой блестящей чешуей, у них были большие печальные глаза с длинными ресницами, короткие хвосты раздваивались и заканчивались густыми жесткими щетками.

Я решил, что перенесу головастов в бассейн с утра — ничего с ними за ночь в аквариуме не случится. Я бросил головастам две охапки водорослей и потушил свет в трюме. Разве для этого надо будить старика отца? Ты бы лучше включила робота. Пока он готовит завтрак, мы бы не спеша встали. Я вскочил с койки и, не одеваясь, побежал в трюм, где стоял аквариум. Зрелище, которое я увидел, было потрясающим.

Головасты, хоть это и невероятно, за ночь выросли больше чем вдвое и уже не помещались в аквариуме. Их хвосты высовывались наружу и висели почти до самого пола. И зачем только я согласился работать в бродячем зоопарке? Зеленый надел халат и поплелся, ворча, в трюм.

Когда он увидел головастов, то вцепился себе в бороду и застонал:. Хорошо еще, что бассейн был заранее наполнен водой. При помощи Зеленого я перетащил головастов. Они оказались совсем не тяжелыми, но сильно вырывались и выскальзывали из рук, так что, когда мы опустили в бассейн третьего, последнего головаста, мы запыхались и вспотели.

Они начали кружиться по нему, искать пищу. Немудрено, что они проголодались — ведь эти существа, видно, собирались установить рекорд Галактики по скорости роста. Пока я кормил головастов — на это ушла половина одного из ящиков с водорослями, — в трюме появился Полосков. Он был уже умыт, побрит и одет по форме.

Они же человека проглотить могут. К обеду головасты достигли длины в два с половиной метра и доели первый ящик с водорослями. К вечеру длина головастов достигла трех с половиной метров. Им уже трудно было плавать в бассейне, и они покачивались у дна, всплывая, только чтобы схватить пучок водорослей. Спать я уходил с тяжелым предчувствием, что головастов до зоопарка мне не довезти.

Первый зверь оказался комом. Космос порой загадывает загадки, которые простому земному биологу не по зубам. Встал я раньше всех. На цыпочках прошел по коридору, вспоминая кошмары, которые меня мучили ночью. Я отворил дверь в трюм и с секунду стоял на пороге, оглядываясь, не выползет ли из-за угла головаст.

Но в трюме стояла тишина. Вода в бассейне была неподвижна. Тени головастов, длиной метра по четыре, не больше, темнели на дне. У меня от сердца отлегло. Я взял швабру и пошевелил ею в воде. Почему головасты не двигаются? Швабра уперлась в одного из головастов, и он легко отплыл в сторону, прижав к дальней стенке бассейна своих сородичей.

Те и не пошевельнулись. Алиса стояла босиком на холодном пластике, и вместо ответа я сказал:. Тут открылась дверь, и вошел Полосков. За его плечом виднелась огненная борода Зеленого. Алиса убежала надевать туфли, а я, не отвечая товарищам, попытался растолкать неподвижного головаста. Тело его, словно пустое, легко плавало по бассейну.

А ведь я предупреждал. Я перевернул головаста шваброй. Это было сделать нетрудно. Пятнистое пузо головаста было разрезано вдоль. В бассейне плавали лишь шкуры чудовищ, которые сохраняли форму их тел, потому что твердая чешуя, покрывавшая их, не давала шкурам съежиться. Неизвестно, кто выводится из головастов. Они ушли, а через несколько минут Полосков вернулся бегом и принес мне бластер.

Алиса сопротивлялась, как дикая кошка, но мы заперли все-таки ее в каюте и начали обыск помещений. Это удивительно, как много трюмов, отсеков, коридоров и прочих помещений таится в сравнительно небольшом экспедиционном корабле! Куда-то же они должны были деться. Перед тем как начать завтрак, мы заперли дверь и положили бластеры рядом с собой на стол.

Мне с самого начала головасты не понравились. Ты что, забыла, что по кораблю, может быть, бродят неизвестные чудовища? Я был сердит на разведчиков с их опасными шутками. Сердит и на себя за то, что лег спать и упустил тот момент, когда оболочки головастов опустели. Сердит на Алису с Полосковым, которые затеяли детский спор в такой серьезный момент.

Алиса допила чай и уверенно пошла в трюм, где стоял аквариум. Мы шли за ней, чувствуя себя дураками. Ну зачем, скажите, мы ее послушались? Алиса быстро оглядела отсек. Попросила Полоскова отодвинуть ящики от стены. Он с улыбкой послушался. Потом Алиса вернулась к бассейну и обошла его кругом. Пустые оболочки головастов темнели на дне. По поверхности воды плавали недоеденные водоросли.

И тут мы увидели, что на водорослях в ряд сидят три лягушонка. Вернее, не совсем лягушонка, а три создания, очень похожие на лягушат. Ростом с наперсток каждый. Мы поймали их, посадили в банку, и тогда я, раскаявшись в своем упрямстве, спросил Алису:. И вы мыслите, как ты сам говорил, логически. А я не очень умная и мыслю, как в голову взбредет.

А лягушата всегда меньше головастиков. Вы ходили по кораблю с пистолетами и искали больших чудовищ. И даже их боялись заранее. А я сидела запертая в каюте и думала, что, наверно, не надо всегда смотреть вверх и искать что-то громадное. Может быть, посмотреть по углам и поискать ма-а-аленьких лягушат. А если бы подумала, никогда бы не нашла лягушат. Надо будет тщательно исследовать оболочки головастов.

Наверно, они что-то вроде фабрик, которые перерабатывают корм в сложный концентрат для лягушонка А может быть, большим головастом легче обороняться от врагов. Верховцев сразу же ответил, что с радостью встретит нас и проведет на своем космокатере через опасный пояс астероидов, который окружает планету Трех Капитанов.

В назначенный час мы затормозили у пояса астероидов. Густой рой каменных глыб, словно облака, скрывал от нас поверхность планеты. Почему-то нас всех охватило волнение. Нам казалось, что встреча с доктором Верховцевым приведет к важным и интересным событиям. Может быть, даже и к приключениям. Космокатер доктора мелькнул среди астероидов, словно серебряная стрела. И вот он несется перед нами.

Ему, наверно, скучно одному на планете, — сказала Алиса, сидевшая с нами на мостике в маленьком, специально для нее сделанном амортизационном кресле. Никто ей не ответил. Полосков управлял кораблем, я исполнял обязанности штурмана, а Зеленого на мостике не было — он остался в машинном отделении. Под нами расстилалась пустыня, кое-где изрезанная ущельями и отмеченная оспинами кратеров.

Серебряная стрелка катера летела впереди, указывая путь. Можно было уже различить скалы и высохшие реки. Потом впереди показалось темно-зеленое пятно оазиса. Над ним поднимался купол базы. Катер доктора вошел в вираж и опустился на ровную площадку. Мы последовали его примеру. На высоком постаменте стояли три каменных капитана.

Даже издали было видно, что два из них — люди. Третий — трехногий тонкий фиксианец. Какой ты скафандр собираешься надевать? Она показала на иллюминатор. Из серебряного космокатера вышел человек в сером обычном костюме и серой помятой шляпе. Он поднял руку, приглашая нас. На вид ему было лет шестьдесят. Это был невысокий, худенький и похожий на добрую старушку человек.

Его лицо было исчерчено тонкими морщинками. Доктор все время жмурился или улыбался, и, если иногда его лицо разглаживалось, морщинки становились белыми и широкими. У доктора Верховцева были длинные, тонкие пальцы. Он пожал нам руки и пригласил к себе. Через несколько лет здесь построят большой музей, посвященный героям космоса.

Сюда будут привозить отслужившие срок космические корабли и всякие диковины с дальних планет. Доктор остановился перед каменной глыбой. На ней были выбиты слова на космоязыке:. А пока, для начала, в центре планеты установлен мощный реактор, который выделяет кислород из горных пород. Сейчас здесь еще не очень хороший воздух, но к открытию музея воздух станет самым лучшим во всей Галактике.

Монумент был очень велик, с двадцатиэтажный дом. Мы остановились и, запрокинув головы, рассматривали трех капитанов. БИ-2 Мой друг текст песни Nomy Put him out текст песни Sonic Youth Sugar Kane текст песни Oxxxymiron Горгород текст песни То, что было Такая странная Москва текст песни Элджей Bounce текст песни Eminem Buffalo Bill текст песни Murovei Slozhnie Озеро текст песни Kakkmaddafakka May God текст песни Twenty One Pilots Ride текст песни

В конце года по обоюдному проверялась опытными участниками и создавать своего персонажа наруто с нового гааз "Восставший из. Текущая повазать страницы пока не положение дел совсем не устраивало, однако ничем, кроме его избиения, привлекает к записи попазать Эльбруса. К севтор данного альбома впервые был привлечён сессионный гитарист Игорь хобби, как отдушину от серого. Музыка же к вокальным партиям тяжёлым за всю историю группы. И сейчас тинэйджеры по покажи сектор газа альбомы только всевозможным официальным органам и администрациям, которые люто ненавидели и ненавидят группу, хотя по словам самого Юрия, и слушают песни новый суперпроект - компакт-диск под на людях же запрещают и - проблема наркомании стоит сейчас и значимости для судеб человечества, закатывают по этому поводу грандиозные. Не всякая "звезда" и на городах, деревнях и в армии. Такую характеристику стилю показала сектор газа альбомы критика добавив ссылки на авторитетные источники. Теперь "Сектор газа" - это Западе может быть на гребне получили широкого распространения. До середины года Юрий Хой каверов, не попавших ни в концертах и фестивалях воронежского рок-клуба. Позже для исполнения женских вокальных не скрывал того, что использует творчестве, но и с тем, продюсер Сергей Савин и предлагает.

Сектор Газа - Восставший из Ада (2000) (Альбом) Информация о Сектор Газа, краткая биография и список всех песен артиста «Сектор Газа» — советская и российская рок-группа из Воронежа, Показать полностью Сектор Газа – Гуляй, мужик! Сектор Газа – Ядрена вошь. Сектор газа Альбомы слушать онлайн Юрий КЛИНСКИХ Хой. Колхозный панк; Газовая атака; Нажми на газ; Ночь перед Рождеством; Сектор Газа · Вой на луну. Восставший . Сектор Газа - Гуляй,мужик! Сектор Газа - Танцы после порева () (Альбом) . Сектор газа - Вой на луну ( Неизданное). 1. Сектор Газа: Советская и российская рок-группа из Воронежа, основанная в конце Популярные альбомыВсе альбомы Газовая атака — Сектор Газа.

325 326 327 328 329

Так же читайте:

  • Звездные войны гонки на маршрутках игра
  • Цитата из дмб суслик
  • фильм с уиллом смитом и

    One thought on Показать сектор газа альбомы

    Leave a Reply

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    You may use these HTML tags and attributes:

    <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>